RPA: цифровые сотрудники

Логотип компании
О перспективах RPA в бизнесе и органах государственной власти рассказывает генеральный директор компании ROBIN Павел Борченко.

Многие компании не сомневаются, что автоматизация поможет им работать более продуктивно. Но как правильно автоматизировать рабочие процессы? Используя RPA-технологии, организации могут создавать и внедрять программных «роботов», которые имитируют действия человека, выполняя рутинную работу и снижая нагрузку на персонал. Фактически это цифровые сотрудники. О перспективах RPA в бизнесе и органах государственной власти рассказывает генеральный директор компании ROBIN Павел Борченко.

Сегодня Минцифры активно продвигает технологии роботизации для государственных органов России. Какие решения госсектору может предложить ваша компания?

Мы фокусируемся на всех технологиях, связанных с роботизацией. Есть “классическая” RPA-платформа, позволяющая роботизировать любые рутинные операции за компьютером, будь то работа с браузерными приложениями, сайтами, десктопными приложениями, или офисными пакетами, почтой и другими пользовательскими инструментами. Также мы разрабатываем дополнительные инструменты, расширяющие функционал за пределы роботизации. Например, делаем движки распознавания текста в сканах. Могу пояснить: достаточно часто на вход поступает какой-либо документ и нужно, чтобы робот разнес его по разным системам. Мы занимаемся разработкой различных модулей, связанных с машинным обучением, расширяя их когнитивные возможности. К некоторым роботам подключаем голосовые функции, таким образом роботы реагируют на команды и выполняют определенные операции за компьютером пользователя. В 2020 Минцифры выпустили рекомендации по цифровой трансформации, с описанием KPI, которые позволят правильно провести трансформацию в компании. Отдельный KPI связан с роботизацией функций различных бэк-офисных департаментов. HR, закупки, бухгалтерию, юридический отдел, внутреннюю и внешнюю поддержку предлагается максимально роботизировать. Чем больше роботизируете, тем вы ближе к выполнению плана по цифровой трансформации. Изначально планы были поставлены 50 компаниям с госучастием, далее эта задача будет масштабироваться. Мы видим, что интерес к теме растет, все больше компаний в нее погружается. Так один из наших клиентов – компания РЖД – этот KPI уже закрыла многократно. Она использует более 2000 роботов для своих поддерживающих структур, что является одним из самых больших показателей в мире, а не только в России.

А госорганы?

Они только начинают проявлять интерес к теме. В этом году мы начали работать с ДИТ Москвы и Комитетом по информатизации и связи Санкт-Петербурга. С ДИТ Москвы мы внедряем программных роботов, которые должны заменить иностранные продукты. В Санкт-Петербурге проект роботизации идет впервые, ранее КИС их не использовал. В Санкт-Петербурге     промышленное производство роботов мы начали в сентябре, а в конце октября КИС     уже отчитался о первых результатах. Согласно отчету, первые роботы были реализованы в комитете по финансам и помогают с обработкой 2000–3000 платежных документов в день. В среднем это позволяет сэкономить 100–150 человеко-часов в день. Весь проект занял 3–4 недели. А всего с момента покупки лицензии, до получения результата у пользователей прошло 2 месяца. Заказчик убедился, что можно быстро запустить роботизированный процесс и освободить своих специалистов от рутинных операций. В конце года мы собирали потребности других исполнительных органов государственной власти, чтобы в следующем году начать масштабировать наше решение.

В ДИТ Москвы уже работают 3 робота и также высвобождают сотрудников с рутинных операций.

Также в конце 2022 мы передали лицензии в МИАЦ Самары, думаю, что эффект мы увидим в следующем году.

Если говорить в принципе о задачах, которые обычно попадают под роботизацию, то часто начинают с отделов закупок, бухгалтерии и кадров. Например, в закупках много подходящих задач: формирование начальной максимальной цены, формирование запросов коммерческих предложений, разбор коммерческих предложений, подготовка документов для конкурса, участие в конкурсах (например, в формате аукциона) и многое другое. Для бухгалтерии характерны задачи, связанные с 1С и часто роботизируются акты сверок. Для кадров есть большое количество сценариев связанных с разнесением документов сотрудников в разные системы, их распознавание со сканов и классификация. Но глобально роботизация является универсальным инструментом и может применяться практически в любом отделе любой организации, потому что рутинные операции за компьютером есть практически у всех.

В чем преимущества вашей платформы по сравнению с иностранными?

Зарубежные платформы создавались в начале 2000-х, используя доступные технологии, фреймворки и возможности того времени. Мы создаем решение сейчас, когда многое можно сделать по-другому и достичь лучшего результата, в частности, это касается интерфейсов взаимодействия с пользователями, аспектов интеграции в корпоративную инфраструктуру, особенностей работы с различными операционными системами (а не только Windows).

Насколько трудозатратно и сложно внедрять вашу платформу?

Не трудозатратно и несложно. Объясню, как это происходит. Есть два варианта внедрения. Первый – можно внедрять с помощью интегратора, нашего партнера. Второй и более популярный в последнее время – это создание локального центра экспертизы. При втором варианте выделяются сотрудники, которые должны заниматься роботизацией внутри компании. Так как у нас решение сделано в формате no code/low code, по сути, это работа в визуальном конструкторе. Мы разработали специальный курс обучения по работе с платформой, он составляет 11 часов. За это время можно полностью разобраться в продукте. Мы видим, что роботизацией чаще занимаются не технические специалисты, а бизнес-пользователи и наша задача – чтобы для заказчика это было быстро и дешево, особенно при масштабировании данной технологии на всю организации.

Какие требования к вашим решениям предъявляют госзаказчики?

Базовое требование – нахождение в реестре российского ПО. Также – это отсутствие каких-либо проприетарных продуктов в составе платформы, причем даже на уровне используемых opensource компонент, фреймворков и языков программирования. И еще сейчас акцент ставится на кроссплатформенность, независимость от технологий Microsoft, все хотят, чтобы продукт запускался на любой операционной системе и работал с любым офисным пакетом.

Может ли российское решение полностью заменить иностранный аналог?

В связи с уходом иностранных вендоров, с весны спрос на отечественные продукты очень вырос. Все производители сконцентрировались на том, чтобы обеспечить заказчикам необходимый функционал. Но есть нюанс – чаще всего, когда выбирают наш продукт, то переезд не делается один в один, чтобы не переносить «ошибку в ошибку». Большинство проектов строится по другому принципу. Прежде чем переезжать, нужно переосмыслить бизнес-процессы, что-то оптимизировать. По сути, получается новый проект, в котором используется опыт, приобретенный на работе с зарубежными платформами.

Как у вас обстоят дела с техподдержкой?

При покупке лицензией мы гарантируем техподдержку. В каждом случае это SLA, который прописан в договоре, и мы их соблюдаем. Для критичных проектов мы предлагаем сервисы Vendor Quality Assurance, индивидуальные форматы кураторства и сопровождения при внедрениях и обучении.

Далеко не все Low-Code-RPA-продукты подходят госсектору с точки зрения информационной безопасности. Что делает ваша компания для защиты информации?

Изначально наше решение было no code. То есть у нас есть визуальный конструктор, в котором мы собираем программного робота. Если мы пишем программный код, то он воспринимается как текст, т. е. физически нет возможности сделать закладку в программе, чтобы украсть данные. Это фактически конструктор из кубиков. С этого года возник резкий спрос на импортозамещение, а зарубежные платформы – это low code. Поэтому мы сделали второй режим – low code. Используя его, можно что-то дописать. Но для того, чтобы обеспечить сохранность информации, разработчик пишет код в специальном режиме, там же компилирует его, публикует и передает в службу ИБ. Этот код подписывается сертификатом разработчика. После проверки код появляется в студии, где с помощью визуального конструктора его можно использовать в работе.

При этом исключается вероятность подмены кода во время выполнения, а это ключевой аспект информационной безопасности в организации, без соблюдения которого программный робот можно приравнять к запрещенному классу «зловредного ПО». Таким образом мы обеспечиваем безопасное создание и использование программных роботов. Мы очень серьезно относимся к обеспечению ИБ и проработали максимальные     меры защиты с нашими заказчиками.

Опубликовано 09.01.2023

Похожие статьи